синева под ногтями у младенца

Принц и...

- Как ты меня нашла? - озвучил я свой вопрос. Вообще-то я не слишком рассчитывал на честный ответ, однако девчонка помахала у меня перед носом амулетом-подвеской - кусочек малахита, оплетённый медной проволокой. Хмм, мама Атна такие делает, когда нужно смастерить по-быстрому... Натани подтвердила мои подозрения.

Мой род, Суритьон, один из слабейших среди тридцати шести Великих Родов Пангеи. Формально, после нас разве что род Арртас, у которых даже нет собственной армии и земельные владения скорее символические, чем реальные, хотя на практике картина немного лучше - наши владения, княжество Суритьон, богаты, к тому же и нейтралитет позволяет избегать участия в войнах - и крупных тратах соответственно. И мои матери вели активную политику укрепления наших позиций, развития экономики и налаживания связей с другими Великими Родами - благо, репутация и устоявшаяся позиция княжества как нейтрального региона позволяла некоторые вещи. К примеру, в нашем дворце то и дело гостили соседи, и даже оставляли детей в безопасном убежище - немаловажный фактор, учитывая, что ни один Великий Род не брезговал услугами убийц, особенно если это позволит ослабить конкурентов ещё до того, как потенциальная фигура войдёт в силу. Возможно, наш дворец и не способен выдержать длительную осаду, но проникнуть сюда убийцам крайне сложно... хотя и не невозможно. В любом случае, когда матери решили заключить династический брак с Атласом, из семи дщерей рода по взаимному договору остановились на Натани: пару лет назад она уже гостила у нас, так что главы родов решили, что раз мы уже знакомы, и девочка не имеет серьёзных возражений, это будет оптимальным выбором. Меня никто спрашивать не стал.

День, когда я об этом узнал, был вторым худшим днём в моей жизни. Я ненавижу эту заразу... Если кто-то решит, что это просто детская застенчивость в отношениях между под

Источник

Повесть о жизни — Паустовский К.Г.

Автобиографическая «Повесть о жизни» К.Г.Паустовского состоит из шести книг «Далекие годы», «Беспокойная юность», «Начало неведомого века», «Время больших ожиданий», «Бросок на юг», «Книга скитаний». В данный том вошли первая — третья книги.

Обычно писатель знает себя лучше, чем критики и литературоведы. Вот почему я согласился на предложение издательства написать краткое предисловие к своему Собранию сочинений [1].

Но, с другой стороны, возможность говорить о себе у писателя ограниченна. Он связан многими трудностями, в первую очередь – неловкость давать оценку собственным книгам.

Кроме того, ждать от автора объяснения собственных вещей – дело бесполезное. Чехов в таких случаях говорил: «Читайте мои книги, у меня же там все написано». Я с охотой могу повторить эти чеховские слова.

Поэтому я выскажу лишь некоторые соображения относительно своего творчества и вкратце передам свою биографию. Подробно рассказывать ее нет смысла. Вся моя жизнь с раннего детства до начала тридцатых годов описана в шести книгах автобиографической «Повести о жизни», которая включена в это собрание. Работу над «Повестью о жизни» я продолжаю и сейчас.

Отец мой происходит из запорожских казаков, переселившихся после разгрома Сечи на берега реки Рось, около Белой Церкви. Там жили мой дед – бывший николаевский солдат – и бабка-турчанка.

Несмотря на профессию статистика, требующую трезвого взгляда на вещи, отец был неисправимым мечтателем и протестантом. Из-за этих своих качеств он не засиживался подолгу на одном месте. После Москвы служил в Вильно, Пскове и, наконец, осел, более или менее прочно, в Киеве.

Семья наша была большая и разнообразная, склонная к занятиям искусством. В семье много пели, играли на рояле, спорили, благоговейно любили театр.

Когда я был в шестом классе, семья наша р

Источник

чМБДЙНЙТ оБВПЛПЧ. дБТ

рТЕДЙУМПЧЙЕ Л БОЗМЙКУЛПНХ ЙЪДБОЙА

вП'МШЫБС ЮБУФШ "дБТБ" ВЩМБ ОБРЙУБОБ Ч 1935--37 ЗЗ. Ч вЕТМЙОЕ: РПУМЕДОСС ЗМБЧБ ВЩМБ ЪБЛПОЮЕОБ Ч 1937-Н ЗПДХ ОБ тЙЧШЕТЕ. зМБЧОЩК ЬНЙЗТБОФУЛЙК ЦХТОБМ "уПЧТЕНЕООЩЕ ъБРЙУЛЙ", ЙЪДБЧБЧЫЙКУС Ч рБТЙЦЕ ЗТХРРПК ВЩЧЫЙИ ЬУЕТПЧ, ОБРЕЮБФБМ ТПНБО ЮБУФСНЙ (Ч ЛОЙЗБИ У 63-ЕК РП 67-ХА, Ч 1937-38 ЗЗ.), ОП У РТПРХУЛПН ЮЕФЧЕТФПК ЗМБЧЩ, ЛПФПТХА ПФЧЕТЗМЙ РП ФПК ЦЕ РТЙЮЙОЕ, РП ЛПФПТПК чБУЙМШЕЧ ПФЛБЪЩЧБЕФУС РЕЮБФБФШ УПДЕТЦБЭХАУС Ч ОЕК ВЙПЗТБЖЙА (Ч ФТЕФШЕК ЗМБЧЕ): РТЕМЕУФОЩК РТЙНЕТ ФПЗП, ЛБЛ ЦЙЪОШ ВЩЧБЕФ ЧЩОХЦДЕОБ РПДТБЦБФШ ФПНХ УБНПНХ ЙУЛХУУФЧХ, ЛПФПТПЕ ПОБ ПУХЦДБЕФ. мЙЫШ Ч 1952-Н ЗПДХ, УРХУФС ЮХФШ МЙ ОЕ ДЧБДГБФШ МЕФ РПУМЕ ФПЗП, ЛБЛ ТПНБО ВЩМ ОБЮБФ, РПСЧЙМУС РПМОЩК ЕЗП ФЕЛУФ, ПРХВМЙЛПЧБООЩК УБНБТЙФСОУЛПК ПТЗБОЙЪБГЙЕК: ЙЪДБФЕМШУФЧПН ЙНЕОЙ юЕИПЧБ. ъБОСФОП ВЩМП ВЩ РТЕДУФБЧЙФШ УЕВЕ ТЕЦЙН, РТЙ ЛПФПТПН "дБТ" НПЗМЙ ВЩ ЮЙФБФШ Ч тПУУЙЙ. с ЦЙМ ФПЗДБ Ч вЕТМЙОЕ У 1922-ЗП ЗПДБ, Ф. Е. ПДОПЧТЕНЕООП У АОЩН ЗЕТПЕН НПЕК ЛОЙЗЙ. пДОБЛП ОЙ ЬФП ПВУФПСФЕМШУФЧП, ОЙ ФП, ЮФП Х НЕОС У ОЙН ЕУФШ ОЕЛПФПТЩЕ ПВЭЙЕ ЙОФЕТЕУЩ, ЛБЛ ОБРТЙНЕТ, МЙФЕТБФХТБ Й ЮЕЫХЕЛТЩМЩЕ, ОЙЮХФШ ОЕ ПЪОБЮБЕФ, ЮФП ЮЙФБФЕМШ ДПМЦЕО ЧПУЛМЙЛОХФШ "БЗБ" Й УПЕДЙОЙФШ ФЧПТГБ Й ФЧПТЕОЙЕ. с ОЕ жЕДПТ зПДХОПЧ-юЕТДЩОГЕЧ Й ОЙЛПЗДБ ЙН ОЕ ВЩМ; НПК ПФЕГ ОЕ ВЩМ ЙУУМЕДПЧБФЕМЕН уТЕДОЕК бЪЙЙ (ЛПФПТЩН С УБН ЕЭЕ НПЦЕФ ВЩФШ ЛПЗДБ-ОЙВХДШ ВХДХ). оЙЛПЗДБ С ОЕ ХИБЦЙЧБМ ЪБ ъЙОПК нЕТГ; Й НЕОС ОЙУЛПМШЛП ОЕ ФТЕЧПЦЙМП УХЭЕУФЧПЧБОЙЕ РПЬФБ лПОЮЕЕЧБ, ЙМЙ ЛБЛПЗП-МЙВП ДТХЗПЗП РЙУБФЕМС. лУФБФЙ, ЙНЕООП Ч лПОЮЕЕЧЕ, ДБ ЕЭЕ Ч ДТХЗПН УМХЮБКОПН РЕТУПОБЦЕ, ВЕММЕФТЙУФЕ чМБДЙНЙТПЧЕ, ТБЪМЙЮБА ОЕЛПФПТЩЕ ЮЕФТЩ УЕВС УБНПЗП, ЛБЛЙН С ВЩМ Ч 1925-Н ЗПДХ. ч ФЕ ДОЙ, ЛПЗДБ С ТБВПФБМ ОБД ЬФПК ЛОЙЗПК, Х НЕОС ОЕ ВЩМП ЕЭЕ ФПК ИЧБФЛЙ, ЛПФПТБС РПЪЧПМЙМБ ВЩ НОЕ ЧПУУПЪДБФШ ЬНЙЗТБОФУЛХА ЛПМПОЙА УФПМШ ТБДЙЛБМШОП Й ВЕУРПЭБДОП, ЛБЛ С ЬФП ДЕМЩЧБМ Ч НПЙИ РПЪДОЕКЫЙИ БОЗМЙКУЛЙИ ТПНБОБИ Ч ПФОПЫЕОЙЙ ФПК ЙМЙ ЙОПК УТЕДЩ. йУФПТЙС ФП ФХФ, ФП ФБН РТПУЧЕЮЙЧБЕФ

Источник

«Однажды, силою своей превращая воздух в воду, а воду в кровь и уплотняя в плоть, создал я человеческое существо – мальчика, тем самым сотворив нечто более возвышенное, чем изделие Создателя. Ибо тот создал человека из земли, а я – из воздуха, что много труднее…»

«…И будь ты проклят со всем своим балаганом! Надеюсь, никогда больше тебя не увижу. Довольно, я полжизни провела за ширмой кукольника. И если когда-нибудь, пусть даже случайно, ты возникнешь передо мной…»

Он аккуратно сложил листок, на котором слово «кукольник» преломлялось и уже махрилось на сгибе, сунул его во внутренний карман куртки и удовлетворенно улыбнулся: все хорошо. Все, можно сказать, превосходно, она выздоравливает…

Взглядом он обвел отсек Пражского аэропорта, где в ожидании посадки едва шевелили плавниками ночные пассажиры, зато горячо вздыхал кофейный змей-горыныч за стойкой бара, с шипением изрыгая в чашки молочную пену, и вновь принялся рассматривать двоих: бабушку и внучку-егозу лет пяти.

Несмотря на предрассветное время, девочка была полна отчаянной энергии, чего не скажешь о замордованной ею бабке. Она скакала то на правой, то на левой ноге, взлетала на кресло коленками, опять соскальзывала на пол и, обежав большой круг, устремлялась к старухе с очередным воплем: «Ба! А чем самолет какает, бензином?!»

Наконец старуха сомлела. Глаза ее затуманились, голова медленно отвалилась на спинку кресла, подбородок безвольно и мягко опустился, рот поехал в зевке да так и застопорился. Едва слышно, потом все громче в нем запузырился клекот.

Девочка остановилась против бабки. Минуты две неподвижно хищно следила за развитием увертюры: по мере того как голова старухи запрокидывалась все дальше, рот открывался все шире, в контрапункте храпа заплескались подголоски, трели, форшлаги, и вскоре торжествующий этот хорал, даже в ровном гуле аэропорта, обрел поис

Источник

Любовное искусство гейши

Э. Танака Сексуальные практики Востока. Любовное искусство гейши

Что побудило меня написать эту книгу? Моя неизменная тяга к секретам и тайнам эротической традиции Востока. Она была настолько велика, что мне пришлось серьезно изучать восточную философию, историю и культуру. И чем больше я узнавала, тем сильнее восхищалась «фарфоровыми куколками» чайного домика, то есть гейшами. Меня удивляло, как гейши могут сочетать в себе такое огромное разнообразие качеств. Познакомившись поближе с этим миром, я поняла, что Япония – удивительная страна, стыдливо и сдержанно скрывающая за складками кимоно секреты и тайны многовековых традиций чувственной любовной игры. Одна из тех немногих стран, где сложилась богатая и самобытная традиция свободных взаимоотношений вне брака. Несомненно, каждая культура делала свой собственный акцент на ценность практики половых отношений. Но именно японская традиция рассматривала сексуальную и эротическую практику как часть эстетического восприятия окружающего мира.

базофилы повышены у грудничка о чем это говорит
Моноциты – большие белые кровяные клетки, которые превращаются в макрофаги в тканях, помогая контролировать инфекции, за счет поглощения бактерий. В определенных случаях клинический анализ крови отображает повышени

Стремление доставить максимальное удовольствие партнеру, нежное к нему отношение, чувствование и понимание его желаний и прихотей всегда отличало особую категорию японских женщин – хранительниц, знатоков и инициаторов древнего тайного учения любви. Мнение о легкой доступности гейши, о ее соблазнительности и искушенности ублажать мужчин по «тайному учению спальни» совершенно ошибочный миф европейской культуры. Как профессионалки в этой области в Японии выступают юдзё – куртизанки. Они в совершенстве владеют тайным учением любовной игры, куда входят умение доводить мужчину до полного оргазма в короткие сроки, изображать и поддерживать у себя крайнюю степень удовольствия и возбуждения, знание традиционных способов и поз, владение техникой для повышения потенции и придания акту наибольшей чувственности и остроты. Особым искусством юдзё с

Источник

Зеленое золото Вагирйомы тускло отблескивало сквозь прорези в кожаном шатре, расшитом понизу багрово-красными ленточками. Шатер стоял на помосте, укрепленном на спинах двух оленей, что устало шагали за конем хонтуя. Позади остался длинный извилистый путь от родного Пелыма: через многие хонты своей земли, через священное озеро Турват, на жертвенники у Ялпынга, по отрогам Отортена и на полдень по Каменной Ворге до самых Басегов. Хаканы встречали караван, меняли быков, помогали тянуть лодки вверх по рекам, тащили через перевалы и прощались, отправляя вместе с хонтуем по два-три воина от своих селений. К тому времени, как Вагирйому довезли до Чусвы, у Асыки уже собрался сильный отряд в семь десятков манси. Оставив плоты у последнего павыла перед устьем Туявита-Сылвы, хонтуй повел караван лесами напрямик к Мертвой Парме.

Вековой ельник заслонил небо растопыренными космами, и только вдали, перед Пармой, вспыхивали слепящие пятна заката среди разошедшихся вершин. На тропе, заросшей орляком, загроможденной обомшелым валежником, было холодно и сумрачно. Сумрачно было и на душе у князя. Прежде чем везти сюда Вагирйому, он объехал свои владения, и теперь с ним лучшие манси, сын Юмшан и сыновья хаканов, с ним пурихумы-жертвы и благословение Ялпынга. Но нет в его отряде людей северной Югры, нет ернов и саранов, нет нагаев, башкортов, казани, сибиров, печоры… Некогда их ждать. Омоль уже вбил свой кол.

Древней тропой от Сылвы на Мертвую Парму давно, видно, никто не пользовался. Папоротник, буреломы… Заплыли белой смолой вырезанные на еловых стволах сопры. Затянуло корой вбитые в деревья тамги, что указывают путь. Может, и лесные духи уже покинули Парму? Шаман дремлет на спине оленя, держась за подпиленные рога и покачивая шест, на котором тихо звякает бубенчик, отгоняющий духов в тайгу.

чем можно кормить новорожденного
У молодых мам часто возникает вопрос, касающийся того, как часто нужно кормить новорожденного грудным молоком. Грудное молоко переваривается в желудке малыша довольно быстро. Поэтому, спустя буквально 1,5-2 часа, ребено

Но вот конь под хонтуем вздрогнул, мотнул головой и фыркнул. Зверь раньше

Источник

Уолт Уитмен. Стихотворения и поэмы

--------------------------------------------------------------------------- OCR Кудрявцев Г.Г. --------------------------------------------------------------------------- Содержание Из цикла "Посвящения" Одного я пою. Перевод К. Чуковского. Когда я размышлял в тиши. Перевод Б. Слуцкого. На кораблях в океане. Перевод А. Старостина. Историку. Перевод Б. Слуцкого. Тебе, старинное дело борьбы за свободу. Перевод А. Старостина. Читая книгу. Перевод К. Чуковского. Штатам. Перевод И. Кашкина. Некоей певице. Перевод К. Чуковского. Я не доступен тревогам. Перевод К. Чуковского. Слышу, поет Америка. Перевод И. Кашкина. Где осажденная крепость? Перевод К. Чуковского. Пусть безмятежен тот, кого я пою. Перевод А. Сергеева. Не закрывайте дверей. Перевод К. Чуковского. Поэтам, которые будут. Перевод С. Маршака. Тебе. Перевод К. Чуковского. В тебе, читатель. Перевод А. Сергеева. Рожденный на Поманоке. Перевод Р. Сефа. Песня о себе. Перевод К. Чуковского. Из цикла "Дети Адама". Запружены реки мои. Перевцд К. Чуковского. О теле электрическом я пою. Перевод М. Зенкевича. Час безумству и счастью. Перевод К. Чуковского. Из бурлящего океана толпы Перевод К. Чуковского. Мы двое, как долго мы были обмануты. Перевод К. Чуковского. Однажды, когда я проходил городом. Перевод К. Чуковского. Я слышал вас, торжественно-нежные трубы органа. Перевод. К. Чуковского. Когда я, как Адам. Перевод К. Чуковского. Из цикла "Аир благовонный". Для тебя, Демократия. Перевод К. Чуковского. Эти песни пою я весной. Перевод Б. Слуцкого. Страшное сомненье во всем. Перевод К. Чуковского. Суть всей метафизики. Перевод А. Сергеева. Летописцы будущих веков. Перевод К. Чуковского. Когда я услыхал к концу дня. Перевод К. Чуковского. Я видел дуб в Луизиане. Перевод К. Чуковского. Незнакомому. Перевод К. Чуковского. В тоске и в раздумье. Перевод К, Чуковского. Когда я читаю о

Источник